Translate

суббота, 15 августа 2015 г.

Георгий Рейхерсдорф: Описание Молдавии/Georg Reichersdorff/Reicherstorf: Chorographia Moldauiae olim Dacia (часть I, part I)





Друзья! Приступаю к публикации книги трансильванского дипломата Георгия Рейхерсдорфа (1495-1554) о Молдавии. Этот труд под названием «Chorographia Moldauiae olim Dacia» («Описание Молдавии бывшей некогда частью Дакии») был впервые переведён с латинского на русский язык и опубликован в книге «Неизвестная Молдавия», изданной в 2014 году в Одессе (книгу пока ещё можно приобрести в Кишинёве, в книжных магазинах осталось около 20 экземпляров).

Книгу Г.  Рейхерсдорфа я рекомендую прочитать всем гражданам Республики Молдова, а также тем, кто интересуется историей Молдавии.

Ввиду особенностей системы Blogger публикации будут появляться частями, также я не смогу опубликовать все сноски сразу.  Но постепенно я заполню этот пробел, о чём можно будет узнавать в строке "обновлено"  под заголовком.

Начинаем!

О Рейхерсдорфе
Как пишет сам Рейхерсдорф, родом он из Трансильвании, был секретарём у Императора Римской Империи Фердинанда. В 1541 г. он написал книгу о Молдавии, под названием «Описание Молдавии». Эту книгу, как пишет Рейхерсдорф, он впервые преподнёс обществу в Поссонии (Братиславе) в 1541 г. Кстати, именно в этом году Поссония почти на 250 лет стала столицей Венгерского королевства. Эта книга впервые была напечатана в 1550 г. (спустя 9 лет после того, как она была написана) в Вене Паннонской в нескольких версиях: отдельно вышла «Chorographia Moldauiae olim Dacia» и «Chorographia Transylvaniae», в которой  более лаконично, но с некоторыми дополнениями опубликована «Chorographia Moldauiae». Книга была напечатана на латинском языке. В переводе на русский язык использована как «Chorographia Moldauiae olim Dacia», так и дополнительные сведения о Молдавии из «Chorographia Transylvaniae».


ОПИСАНИЕ МОЛДАВИИ,
бывшей некогда частью Дакии Георгия Рейхерсдорфа Транссильванского (и проч., и проч.) издано в Виенне Паннонской при содействии Иоанна Сингренийского в 1541 г. ПРОСЛАВЛЕННЕЙШЕМУ и могущественнейшему принцепсу, государю императору Фердинанду , королю римской Паннонии, Богемии, и проч., и проч., снисходительнейшему моему повелителю

Те многочисленные и при этом длительные посольские обязанности, которые святейшее Ваше Величество, непобедимый Цезарь Фердинанд, изволили на меня возлагать, я всегда принимал с готовностью и весьма охотно, а выполнял их по мере моих сил усердно и старательно. И вот в последний раз по приказу святейшего Вашего Величества мне довелось исследовать Молдавию, да еще своими собственными глазами – а ведь им обыкновенно верят более всего.

Земли Молдавии, горы, реки, леса, деревни, крепости ее и города я изучил столь подробно и внимательно, что возвращался оттуда, так сказать, во всеоружии, и, преисполненный уверенности, без всяких колебаний был готов ответить на любой вопрос Вашего святейшего Величества об этой стране. А когда я, как Линкей  в былые времена, явился и рассказал святейшему Вашему Величеству обо всем, что только можно было увидать в царстве молдавском, – тогда, как я помню, Ваше Величество дали мне поручение письменно изложить (насколько, по моему мнению, это позволят мои способности) географическое положение и описание этой страны. И вот в уплату за мой долг и чтобы тем больше я мог сделать в своей посольской должности, я, конечно, исполнил это поручение.

А чтобы та область Молдавии, которая наиболее знаменита своим географическим расположением и прелестью тамошних мест, а также установлениями и обычаями населяющих ее разнообразных народов и племен, – чтобы она и далее не оставалась неизвестною для Вашего Величества, в то время как прежде никто ни из старых писателей, ни из новых не удостоил эту нашу без малого провинцию своего пера, - я не могу обойти молчанием тот факт, что, наконец, большим тиражом выпустил в свет эту книжицу, написанную мной скорее просто и добросовестно, нежели с каким бы то ни было изяществом и блеском.

Я вновь посчитал необходимым представить и посвятить ее святейшему Вашему Величеству, а вместе с тем напомнить, что ни в коем случае не следует пренебрегать Молдавией, которая является будто продолжением, и притом довольно значительным, венгерского государства.

Эту землю, изобилующую поистине великим множеством вещей, но недавно словно бы оторванную от тела всего христианского мира и государства нашего кознями хитроумнейшего и беспощаднейшего тирана, следует защищать всеми силами и всеми возможными средствами.

Ведь с тех пор, как для врага деятельного и жаждущего чужого добра появился оттуда удобнейший проход, чтобы вторгаться и захватывать остальные государства христианские, право, уж слишком часто стали пылать города наших соседей, или, вернее говоря, наши собственные стены. И если христианские правители не будут единодушны, если не проявят согласия во всем и немедленно не поспешат на усмирение столь свирепого пожара, я боюсь, как бы ужасное это пламя, которое придется им отвращать вдали от наших собственных ворот, далеко и широко распространившись, в один момент не исчерпало все наши силы.

 Итак, пускай и сколь угодно скромно, но в силу лучших моих намерений и глубочайшей преданности обязательство свое я все-таки исполнил. С мольбою я прошу, чтобы святейшее Ваше Величество одобрили мой труд и чтобы ко мне, нижайшему своему подданному, отнеслись со всей возможной благосклонностью.

Святейшего Вашего Величества покорнейший слуга Георгий Рейхерсдорф, бездарный секретаришка. ПОЧТЕННЕЙШЕМУ господину повелителю  Николаю де Жеро Трансильванскому, Епископу Священной Римской Империи, Венгрии и Богемии, и проч., и проч., ближайшему советнику Его Величества, властелину и влиятельнейшему и заботливейшему покровителю и проч., и проч., Георгий Рейхерсдорф, советник и секретарь Его Величества, желает благоденствия во всем.

Бывает, о почтеннейший, в любом народе позорное и отвратительное преступление: так, одному заблудшему и сбившемуся с пути Антистей  вовсе не указал дороги, а другого обязал благодеянием еще большим, показав ему дорогу короткую и ведшую туда, куда он и хотел – прямо в пропасть.  По этой-то причине, чтобы моему труду была цена, а мне – почёт и уважение, пусть скроется от наших глаз все то, что уже изучено и познано [другими ], да и вообще все это, так сказать, «устройство мира», - и вот тогда, соединившись в кратчайшем мгновении, словно на чистом листе бумаги очертятся как бы первыми линиями и красками многочисленные царства и области, народы и нации, и установления, и нравы самых различных племен.

Комментариев нет:

Отправить комментарий